Черноморский Флот

Флотские новости

История флота

Корабельный состав

Фотоальбом ЧФ

Вооружение

Командный состав

Служба по контракту

"Энциклопедия ЧФ"

Флотский Форум

Обратная связь

English version

 

 
Фотографии кораблей в высоком разрешении
 
   
 
Черноморский Флот
 
 
KCHF.RU - информационный ресурс
 
 
             
 
>> Трагедия у Ялты 6 октября 1943 г.
 
 
 
         
 

Практически всем известны хронология и подробности крупных катастроф, произошедших на Черноморском Флоте с линкорами "Императрица Мария" в 1916 году, и "Новороссийск" - в 1955 году. Однако не менее ужасающая по своим масштабам трагедия, произошедшая на Черноморском Флоте в 1943 году, во время Великой Отечественной войны, не так широко известна широкому кругу читателей. Ниже приводится рассказ об этой трагедии, стоившей Черноморскому Флоту трех современных боевых кораблей и сотен жизней моряков-черноморцев...

Итак, 5 октября 1943 года эсминец "Способный", эсминец "Беспощадный" и лидер "Харьков" вышли в свой очередной боевой поход. Целью операции явилось уничтожение немецких плавсредств и десантных кораблей, возвращавшихся из Керчи, а так­же обстрел портов Феодосии и Ялты. Дополнительно для выполнения поставленной задачи выделялись восемь торпедных катеров и авиация ВВС флота. Возглавлял отряд командир 1-го дивизиона эсминцев капитан 2 ранга Г.П.Негода.

С наступлением темноты 5 октября в 20.30 корабли вышли из Туапсе. Около часа ночи 6 октября "Харьков" с разрешения командира отряда начал движение к Ялте. В 2.30 на нем засекли самолет-разведчик противника, о чем было доложено командиру отряда Г.П.Негоде (брейд-вымпел - на "Беспощадном"). В 5.04 самолет сбросил осветительные бомбы. Корабли меняли курсы, но скрыть истинное направление своего движения не могли, поскольку, как выяснилось, за их передвижением следила береговая радиолокационная служба врага.

Враг быстро разгадал замысел операции. На подходе к Феодосии, в 5.30 6 октября, отряд попытались атаковать торпедные катера - "шнелльботы" S-28, S-42 и S-45. Наши эсминцы уклонились от выпущенных торпед и открыли огонь из всех орудий. Один 37-мм снаряд (вероятно, со "Способного") попал в S-45, но немцам все же удалось ускользнуть под прикрытие своих береговых батарей.

Поняв, что скрытно провести операцию не удалось, Негода решил отказаться от обстрела Феодосии, ограничившись бомбардировкой Ялты, куда был направлен "Харьков". Повернувшие на юг "Способный" и "Беспощадный" в районе мыса Метаном встретились еще с двумя неприятельскими торпедными катерами - S-51 и S-52. Противники обнаружили друг друга совершенно неожиданно; немцы сымитировали атаку и ушли к берегу, преследовать их наши корабли не стали.

В 6.30 "Харьков" с дистанции 70 кбт начал обстрел Ялты. За 16 минут он выпустил без корректировки по меньшей мере 104 130-мм осколочно-фугасных снаряда. Следуя вдоль берега, лидер сделал 32 выстрела и по Алуште, но, как оказалось, все снаряды легли с перелетом. На огонь лидера ответили три 75-мм орудия 1-й батареи 101-го дивизиона, а затем шесть 155-мм орудий 1-й батареи 772-го дивизиона противника.

В 7.15 "Харьков", маневрируя под огнем береговых батарей, стал отходить, присоединился к возвращавшимся эсминцам, и отряд в полном составе лег на обратный курс.

В 8.10 появившиеся над соединением три советских истребителя сбили германский самолет-разведчик, летчики с него приводнились на парашютах. Корабли задержались на 20 минут для подъема их на борт. Этот маневр отвлек внимание верхней вахты от наблюдения за горизонтом. И как только корабли начали отход 28-узловым ходом, этим воспользовались 8 немецких пикирующих бомбардировщиков Ю-87 под прикрытием двух истребителей Me-109.

И хотя советские истребители сбили один "Юнкерс" и один истребитель, другим самолетам, зашедшим со стороны солнца, удалось поразить лидер "Харьков" сразу тремя бомбами весом в 250 кг. Одна из них попала в верхнюю палубу в районе 135-го шпангоута и, пробив корпус насквозь, взорвалась под килем. Еще по одной бомбе попало в первое и второе котельные отделения. Оба они, а также машинное отделение оказались затопленными, вода медленно поступала через поврежденную переборку на 141-м шпангоуте в третье ко­тельное отделение. Таким образом, из главной силовой установки в строю остался турбозубчатый агрегат во втором машинном отделении и третий котел, давление в котором упало до 5 кг/см2. От ударных сотрясений вышли из строя мотопомпа во второй машине, дизель-генератор № 2, турбовентилятор № 6. Взрывом сорвало и выбросило за борт один 37-мм зенитный автомат; вышли из строя два зенитных пулемета. Лидер потерял ход, получил крен 9° на правый борт и дифферент на нос около 3 м.

В этой обстановке было приказано "Способному" взять "Харьков" на буксир кормой вперед. Теперь соединение двигалось в 90 милях от Кавказского побережья к западу от Туапсе со скоростью 6 узлов. Можно было бы, оценив обстановку, снять с лидера экипаж, а корабль затопить. Это приказание якобы и отдал командующий флотом. Но на соединении приказ не получили и продолжали движение. В 11.50 над кораблями появились 14 пикирующих бомбардировщиков Ю-87. Два из них атаковали "Харьков" и "Способный", остальные - "Беспощадный". И хотя к этому времени по вызову прибыло еще 9 наших истребителей, но отбить атаки люфтваффе они не смогли. "Харьков" новых повреждений не получил, но в "Беспощадный" попала авиабомба, разрушившая машинное отделение, а у "Способного" в результате бомбежки разошлись заклепочные швы. После этого командир отряда отдал приказ "Способному" поочередно буксировать "Харьков" и "Беспощадный".

Скорость движения отряда уменьшилась вдвое. Только около 14.00 на лидере ввели в строй третий котел, и корабль смог дать ход до 10 узлов под одной машиной. Но через 10 минут корабли снова подверглись атаке с воздуха группой в 20 - 25 "юнкерсов" под прикрытием дюжины "мессершмиттов". Получивший 4 прямых попадания "Беспощадный" затонул почти мгновенно. Пострадал и "Способный": одна бомба разорвалась в 5 - 6 м от правого борта, вторая - в 9 - 10 м от левого. От сильных сотрясений котлы и турбины вышли из строя. Эсминец смог восстановить ход только через полчаса.

В это время "Харьков" получил два прямых попадания в полубак, несколько бомб разорвались рядом с кораблем. Все носовые помещения до 75-го шпангоута оказались затоплены, от сильного сотрясения корпуса вышли из строя вспомогательные механизмы единственного оставшегося под парами котла, лидер стал погружаться носом с креном на правый борт. Каких-либо существенных мероприятий по борьбе за живучесть провести не успели, и в 15.37, до последнего момента ведя огонь из 130-мм орудия и одного зенитного автомата, "Харьков" скрылся под водой.

"Способный" в течение двух часов занимался спасением экипажей погибших кораблей, пока не подвергся последнему, самому мощному налету. 25 "Юнкерсов-87" атаковали эсминец с разных направлений, добившись трех прямых попаданий 250-кг бомбами: в 1-е машинное отделение и в кубрики личного состава в районе 18-го и 41-го шпангоутов. Через 20 минут после начала налета, в 18.35, "Способный" затонул с дифферентом на нос и креном 3° на правый борт.

Произошедшая трагедия имела далеко идущие последствия. И.В.Сталин для отчета вызвал в свой кабинет наркома ВМФ Н.Г.Кузнецова и спасшегося Г.П.Негоду. Сам факт того, что немцам вдали от своих аэродромов на устаревших самолетах Ю-87 удалось столь легко потопить 3 современных корабля с довольно мощным зенитным вооружением ("Способный" и "Харьков" были одними из немногих наших кораблей, оснащенных системой МПУАЗО), да еще имевших истребительное прикрытие, казался необъяснимым. По нашим данным, противник потерял 14 самолетов, но это слишком малая цена за гибель трех кораблей и сотен моряков. В итоге Сталин распорядился перевести все крупные корабли Черноморского флота в резерв Ставки Верховного Главнокомандующего. Больше в боевых действиях они не участвовали.

 
             
© Kchf.ru, 2001-2017 - о сайте